Get Adobe Flash player

Лічильники

Реклама

Баннер

Объяснение причины большого номера года, оказавшегося первым годом глобальной хронологии при становлении глобального летоисчисления

В.Т.Поляковский

Объяснение причины большого номера года, оказавшегося первым годом глобальной хронологии при становлении глобального летоисчисления

 

 

Оглавление

Предисловие

Аббревиатуры

Глава 1. Хронология как наука о времени

1.1. Время и хронология как философские категории. Задачи хронологии как науки.

1.2. Особенности учебной и научной литературы по этой теме

Глава 2. Основные понятия, имеющие отношение к хронологии времяисчислению 

 

 

Использованные аббревиатуры и сокращения:

MGH - Monumenta Germaniae Historica

БСЭ – Большая Советская Энциклопедия

ВЗ – Ветхий Завет

КЭ – католическая энциклопедия

ЛК – Лунный календарь

Мхрм – мухаррам (1-й месяц мусульманского лунного календаря)

РКЦ - римско-католическая церковь

РХ – Рождества Христова

СК – солнечный календарь

СМ – Сотворение мира

ТИ – традиционная история (традиционная версия мировой истории)

ЮК – юлианский календарь

 

 

 

Глава 1. Хронология как наука о времени

 

1.1. Время и хронология как философские категории. Задачи хронологии как науки.

1.2. Особенности учебной и научной литературы по этой теме

 

 

Эпиграф

Другим великим начинанием историков ХII века, быть может наиболее трудным, было освоение времени. В итоге ста лет эволюции весь Запад наконец согласился поместить каждый год в непрерывный ряд от Рождества Христова и все без исключения стали наконец относить само Рождество к одному и тому же году – независимо от имевшихся сомнений и колебаний.

Б. Гене [50]. История и историческая культура средневекового Запада, Стр. 411*

 

* Прим. к эпиграфу. Несмотря на дату «ХII век», фигурирующую в эпиграфе, автор книги не согласен с тем, что описываемый процесс происходил именно в XII веке – с его точки зрения, он происходил гораздо позже. Как будет явственно следовать из содержания книги.

 

1.1. Время и хронология как философские категории

 

При рассказе о тех или иных событиях принципиальным вопросом оказывается вопрос времени. Если изучать историю по источникам, то так или иначе возникнет вопрос их датировки.

 

Слово «хронология» происходит от греческого «хронос» - время. Именно отсюда берет корни историческая традиция называть науку о времени именно так. Согласно представлениям современной филологии, в латынь, а оттуда и во все западноевропейские языки оно проникло именно из греческого.

 

Время как философскую категорию с точки зрения философии, а также с точки зрения физики как натурфилософии не столь просто определить. Над его точным определением поломало свои головы не одно поколение философов. Что касается времени как понятия сугубо физического, то о нем  есть несколько теорий. К счастью, их немного, и все они не худшим образом разобраны в недавно вышедшей книге А.К.Гуца «Элементы теории времени» [52]. Иногда различия между ними носят парадигмальный* характер, и споры между ними очень часто носят просто неразрешимый характер, так как каждая из спорящих сторон базируется на своей системе понятий и каждая из них права со своей точки зрения. Как это ни странно, они к нашей книге не имеют отношения: нас интересуют не столь тонкости физической природы времени, сколь становление той периодизации, которая позже легла в основу календарей.

 

*Парадигма - это система идей, взглядов и понятий, различных моделей решения множества проблем, а также методов исследования, принятых, как привило, в научном сообществе в определенный исторический период и являющихся в этот период основной методологической базой для всего мирового научного сообщества. Так это определение дается на одном из философских сайтов, и автор книги принял решение воспроизвести его здесь для читателей, не очень близких к философии.

 

Всегда с практической точки зрения время как таковое в абсолютном смысле человечество интересовало значительно в меньшей степени, чем время в смысле относительном. Иными словами, всегда интересовал временной интервал между некими двумя событиями, в обязательном порядке сравнимый с временным интервалом между другим двумя событиями. Особенно когда человечество начало уже выходить из первобытнообщинного состояния и когда начали бурно развиваться различные формы хозяйственной деятельности.

 

Вернемся к термину «Хронология». Под ним, если следовать статье профессора кафедры истории науки химического факультета МГУ Я.А.Кеслеру [57], опубликованной на страницах Интернет-Альманаха «АртИфакт»*, понимаются две вещи: (1) Хронология как последовательность событий во времени и (2) Хронология как наука об измерении времени. Первое из двух пониманий более характерно для повседневной жизни, а второе – для науки.

 

* Прим. Автор при передаче названия журнала попытался сохранить шрифтовую стилистку.

 

При этом под "исторической хронологией" понимают вспомогательную историческую дисциплину, которая изучает системы летосчисления и календари разных народов и государств, а также помогает устанавливать даты исторических событий и возникновения исторических источников.

 

Рассмотрим эти тезисы немного подробнее.

 

Хронология в первом, то есть повседневном смысле есть ретроспективная реконструкция, поскольку единственная, причём скользящая точка, от которой только и можно отсчитывать время назад - настоящее время, и, как следствие, о принятии конкретной "точки отсчёта" историкам надо предварительно договариваться, т.е. она конвенциональна. Не случайно же в 1945 г. при основании ООН был предложен универсальный Всемирный календарь с обратным отсчётом времени от года учреждения ООН, а кроме того, кстати, есть вполне научная шкала времени BP = before present (т.е. лет до настоящего времени). Конвенциональность, договорённость в полной мере относится ко многим периодам исторической хронологии. Кстати, именно такого принципа, before present, то есть счета дней от сегодняшнего дня вглубь, придерживается геологическая наука.

 

Хронология во втором, то есть научном смысле есть естественнонаучной дисциплиной, поскольку в этом случае она основывается на воспроизводимых измерениях колебательных и вращательных природных циклов. Это же в полной мере относится к астрономической хронологии.

 

Что касается задач хронологии как науки, то они следуют из ее определения, а также из целей и задач исторической науки в целом. Хронология отвечает на вопрос «Когда?», и ее задача – ответить на этот вопрос как можно более достоверно и качественно. (Здесь, наверное, уместно будет вспомнить, что гностические задачи исторической науки в целом – давать как можно более достоверное описание событий прошлого).

 

Здесь можно вспомнить и о таком термине, как техническая хронология. Этот термин ввел Иделер в своей известной монографии «Справочник по математической и технической хронологии», напечатанной в Берлине в 1825 г. К тому времени, скажем, немного забегая вперед, с традиционной версией мировой истории было уже все ясно, и можно было легко и непринужденно сосредотачиваться лишь на технических проблемах. Как правило, речь шла о несложных с физической точки зрения способах пересчета номеров лет и дней с одной хронологической шкалы в другую.

 

Примерно такой же характер носят «Хронологические таблицы Джона Блэра» ([48]), которые специально, согласно их предисловию, предназначались для правящих монархов. ПО крайней мере, им они посвящались. О том, что послужило главным и основным источником для этих таблиц, да и для всей фактологической базы могучих древних царств, речь пойдет в четвертой главе

 

1.2. Особенности учебной и научной литературы по этой теме

 

Хронология ныне имеет ранг прикладной исторической дисциплины, и в этом качестве она преподается в учебных заведениях соответствующего профиля. По вопросу ее становления имеется как русскоязычная литература, так и литература на иностранных языках, прежде всего английском и немецком. Русскоязычная литература по сравнению с иностранной страдает меньшей информативностью.

 

При этом особенностью всей без исключения литературы по этой теме оказывается тот факт, что все ее авторы исходят исключительно из традиционной хронологической версии истории человечества. Возможность существования других версий истории человечества показана автором этих строк в других его работах, в частности, в работе «Теоретические основы реконструкции истории человечества» [72].

 

Если более подробно о русскоязычной литературе (Каменцева [56], Климишин [59]), то она полна итоговых таблиц и справочного материала, в то время как часто необходимый исторический материал, касающейся становления мировой хронологии, в ней отработан по принципу наименьшего сопротивления. Упоминается, естественно, Дионисий Ничтожный, который, согласно легенде, впервые ввел счет лет от Христа, а также тот факт, что до Петра на Руси годы считали от сотворения мира. Более подробно ни вопрос становления мировой хронологии, ни вопрос становления отдельных календарных систем не освещается. Впрочем, в этой теме можно найти довольно большое количество загадок, тайн, неизведанных вещей или просто отдельных вопросов, относительно которых можно сказать, что материал по каждой из них – это задача не из простых.

 

Что касается литературы на иностранных языках, то здесь, помимо издания, которые содержали справочную литературу, имеют место хорошие обзоры ее становления, как, к примеру, книга профессора Кельнского университета г-жи Анны-Доротеи фон ден Бринкен "Historische Chronologie des Abendlandes" [6]. Ее автор пользуется заслуженным авторитетом как крупнейший специалист в этом вопросе в Западных странах. Заслуга автора книги состоит в том, что, несмотря на ее традиционный характер, ее автор сумела показать всю сложность пути становления хронологии. Благодаря этому очень часто сквозь изложение чисто традиционных представлений о становлении хронологии, ясно пробивается та информация, которая совершенно четко в этом пути становления хронологии высвечивает проблемы системного характера, оказывая тем самым неплохую услугу альтернативистам, к которым принадлежит автор этих строк.

 

* * *

 

Вернемся к задачам хронологии и методам их решения. Наблюдение за природой предоставляет возможность сопоставления текущих событий с природными циклами. Эти наблюдения и легли в основу многочисленных вариантов календарей задолго до появления хронологии в ее повседневном понимании. И фиксация времени с помощью этих природных циклов была самой простой и самой  естественней. Их мы и рассмотрим сейчас поподробней. А заодно расскажем о становлении других основных хронологических понятий.

 

Глава 2.

Основные понятия, имеющие отношение к хронологии времяисчислению

 

Давайте бросим взгляд на хронологию как на естественнонаучную дисциплину, основывающуюся на воспроизводимых измерениях колебательных и вращательных природных циклов. И давайте рассмотрим сами эти циклы.

 

Наиболее короткий цикл, наблюдаемый чисто астрономически, по движению небесных светил, без специальных технических приспособлений – это суточный цикл. Он наблюдается по восходу и заходу Солнца. Но, если этот суточный цикл наблюдать не на экваторе, то очень быстро выходит на поверхность разная продолжительность дня и ночи в зависимости от времени года. Очень легко замечается, что разность, к примеру, между продолжительностью самого короткого и самого длинного дня года увеличивается по мере продвижения от земного экватора к его полюсам. При этом при достижении приполярных широт летом день, а зимой ночь как явления исчезают вообще и сливаются. Такое явление всем известно как Полярный день и Полярная ночь. На Северном и южном полюсах продолжительность Полярного дня и Полярной ночи составляют по полгода.

 

Внимание! Ни часов, ни минут, ни секунд в связи с движением небесных светил наблюдать нельзя (а относительно давно минувших времен лучше всего применить фразу «было нельзя» - ВП). Долгое время был такой период, когда всем было более-менее понятно, что эти циклы связаны с временными промежутками, значительно меньшими, чем день, но более точное установление, а тем более – взаимное согласование и всеобщее принятие их продолжительности было еще впереди.

 

С суточным циклом по своей продолжительности соизмерим "приливный" цикл. Он связан, как мы теперь знаем, с движением Луной (правда, на заре человечества об этом не знали). Один прозрачный, но существенный момент: он наблюдался строго в тех странах, которые омываются морем, а еще лучше – океаном. К примеру, на хорошо знакомом всем русскоязычным читателям Черном море приливов практически не наблюдается – оно слишком для этого мало. В отличие от большинства земель, лежащих непосредственно на побережья Атлантического океана – там картина обратная. Как отметил Ярослав Аркадьевич Кеслер в своей работе «Осознание времени» [57], английское слово tide "прилив" - аналог немецкого Zeit, шведского и норвежского tid "время" (ср. также голландское tij = прилив и tijd = время), поскольку приморские, а уж, тем более, островные жители, естественно, свою деятельность соразмеряли с приливами и отливами.

 

Теперь давайте бросим взгляд на природные циклы несколько более продолжительные. Лунный (месячный) цикл наиболее удобен из-за возможности отсчёта двухнедельных (англ. fortnight) промежутков между первой и третьей четвертями ("растущей" и "стареющей" Лунами) - фазами Луны, а также, учитывая полнолуние и новолуние - определения недельного цикла и установления связи между суточным и месячным циклами. Все измерения в старину проводились без особых претензий на точность, это ярко будет показано при рассмотрении первой пасхалии, потому, к примеру, между отсутствием Луны как таковой (новолунием), и Луной в полном своем сиянии на ночном небе (полнолунием) он фиксировался где-то около четырнадцати-пятнадцати дней, и на это пальцев обоих рук не хватало. А вот когда фиксировалось временное расстояние между этими крайними состояниями и состоянием промежуточным, в котором Луна выглядела как полукруг, то оно составляло от семи до восьми дней. Это и послужило главной причиной возникновения временного промежутка в  одну неделю продолжительностью в семь дней.

 

Здесь же нужно отметить, что когда первобытных людей взял интерес сопоставить число дней с количеством пальцев, то у них получилось такое понятие, как декада. При этом примерно три декады составляли один месяц – и этот факт был понадежней и поточней того, что такой же месяц составляют четыре промежутка по семь дней! В любом случае, некие попытки связать измерение времени с периодом в десять дней были. И сегодня такое понятие, как декада, в ходу, хотя оно куда менее популярно и менее значимо, чем неделя.

 

При обзоре многих календарных эр в начале своей книги о Жозефе Жюсте Скалигере [20] Энтони Графтон, профессор Принстонского университета (США), упомянул о календаре кубинских аборигенов, который был связан с числом двадцать. Там простой год был разбит на восемнадцать месяцев, причем в пяти из них (или в шести, если в високосный год) было двадцать один день, а в остальных тринадцати – по двадцать. Ну что же, трудно сказать, такое сообщение у хронистов появилось в шутку или всерьез, но в любом случае здесь видна попытка отражения некой мечты связать продолжительность календарного временного промежутка с общим числом пальцев у человека.

 

Немного забегая вперед и ссылаясь на «Осознание времени» Кеслера: если число 10 (десять) положить в основание системы счисления, то следующим числом в этой иерархии, являющимся знаком перехода к следующему разряду, будет число (100). С числом 100 уже связаны не декады, а столетия, о них чуть ниже. А что касается слова  «декада» ("decade"), обозначающее "десятилетие", то впервые, согласно Кеслеру, оно замечено лишь в 1385 г. Как будет показано дальше по ходу книги, это как раз заря хронологии. А легендарные "деценалии", якобы введённые в Риме Августом, но всплывшие только в 1540 г., к непрерывному счёту времени отношения не имеют.

 

Ну а теперь о самом напрашивающемся временном промежутке – о лунном месяце. Автор книги солидарен с Иваном Антоновичем Климишиным, автором одной из лучших популярных книг по теме хронологии под названием «Календарь и хронология»  [59], в том, что именно месяц оказался одним из первых временных промежутков, на который первобытному человеку было легче всего обратить внимание и легче всего сопоставить с продолжительностью солнечного дня. И именно с понятием месяца у него были связаны первые измерения. Недаром, по-видимому, во многих языках мира слово «месяц» со словом «мерить» одного корня. К примеру, латинское mensis – месяц и mensura – мера, греческое «мэнэ» -Луна и «мэн» - месяц, английское moon – Луна и month – месяц. В русском и украинском языках слова «месяц» и «мiсяць» соответственно употребляются в двух смыслах: и месяц как планета, и месяц как временной промежуток.

 

Здесь нужно оговориться, что в астрономии есть минимум три понятия месяца: синодический, сидерический и драконический. Тот, который непосредственно связан с фазами Луны, то есть связанный с различными формами, которые принимает Луна на небе – это синодический. Тот, который связан с возвратом Луны в ту же самую точку относительно Солнца или неподвижных звезд – это сидерический. Тот, который связан с пересечением Луны плоскости орбиты Земля-Солнце – это драконический. Согласно учебникам по астрономии.

 

Именно драконический месяц и его продолжительность связаны с таким явлением, как солнечные и лунные затмения. И именно измеренная и вычисленная на основе анализа и осмысления измерений его продолжительность позволила делать прогнозы относительно солнечных затмений в будущем*.

 

* Прим. - При этом, кстати, также появилась возможность вычислять некие затмения в прошлом, что стало номером высшего пилотажа при «воссоздании» произведений древних. Более подробно об этом – в работе автора этих строк [71] «Об одном пикантном вопросе достоверности затмений, упомянутых в древних источниках», выставленной в интернете на www.wladmoscow.narod.ru/zatm.htm».

 

Ещё более продолжителен годичный цикл, подразделяемый на "времена года". Сперва он фиксируется как естественная смена сезонов. Позже, с помощью устройств, позволяющих определить равноденствия, а затем и солнцестояния (на Руси во времена старые они назывались солнцевороты), он может быть уточнен и официализирован. К числу годичным могут быть отнесены также сезонные разливы рек (например, Нила) и наступление сезона муссонных дождей в тропиках.

 

Отсюда, кстати, следует одна удивительная вещь, весьма не очевидная для жителей континентальной Европы. Там, где сама природа год разделила на два сезона, к примеру, сезон жары и сезон дождей, как во многих местах Африки и Азии, не возникает представления о делении года на привыкших для европейцев четыре: весна, лето, осень, зима. А для жителей Экваториального пояса, к примеру, тропических джунглей Африки и Америки, где в течение года день имеет приблизительно одну и ту же продолжительность и к тому же часто стоит примерно одинаковая погода, вообще часто нет представления о делении года на сезоны. Это порождает популярную среди астрономов-теоретиков поговорку, что пигмею не столь легко объяснить, что такое год, а эскимосу не столь легко объяснить, что такое день, так как день и ночь он часто наблюдает по полгода.

 

Если вернуться на территорию Европы, то удивительный пример дает испанский язык: там лето – verano, а весна – primavera, или нарицательно: первое лето. То есть изначально у жителей Иберийского полуострова были представления ну никак не о четырех временах года… Кстати, именно цифра четыре в качестве числа сезонов могла возникнуть из-за удобства деления числа двенадцать как числа лунных месяцев в году именно на четыре. Тем самым получились ровно по три месяца на сезон.

 

О солнечном годе долго писать не хочется. Поэтому переходим на временные промежутки продолжительней солнечного года. Проблема как можно более точного установления числа дней в солнечном году породила цикл в четыре года, т.н. Олимпиаду продолжительностью в 1461 день. Само число 1461 получается как несложное произведение продолжительности солнечного года по ЮК на число четыре: 4*365,25=1461. Этот временной промежуток как нельзя хорошо решал проблему високосов в рамках ЮК.

 

Если в вопросе обзора циклов идти дальше, раз за разом рассматривая временные промежутки все большей продолжительности, то рано или поздно мы выйдем на проблему взаимной синхронизации солнечного и лунного цикла и на 19-летний цикл, который эту проблему идеально решает. Его называли "Круг Луны", как было принято говорить и писать в русскоязычных календарях в старину,  или пасхальный цикл, как принято говорить в кругах церковных, или метонов цикл, как он официально называется в календарно-хронологической литературе (19 лет). Это был своего рода следующий этап освоения природных циклов для локальной, но более масштабной, привязки по времени на фоне звёздного неба.

 

Смысл этого цикла очень простой: именно по истечению этого временного промежутка даты полнолуний и новолуний приходятся на те же даты солнечного календаря. И вполне понятно, что для того, чтобы измерить этот цикл, нужно иметь как минимум четкие преставления о продолжительности солнечного года, и, как следствие, размеченный солнечный календарь… Этот лунный цикл фиксируется в специальной таблице под названием Пасхалия, где год за годом записываются все интересующие данные.

 

Итак, Пасхалия – это таблица для записи празднования Пасхи. Пасха – это праздник, связанный с весенней победой сил света над силами тьмы. В различных религиях со временем были установлены различные правила для установления точной даты ее проведения, но вот классическая дата ее наступления – это первое полнолуние после равноденствия. Такой праздник от года в год попадает на разные даты солнечного календаря, и такие праздники в церковной традиции называются передвижными.

 

Из сказанного ясно следует, что Пасха – праздник передвижной, и на следующий год приходится не на тот день, в котором она праздновалась в году предыдущем. Поскольку ее появление связано с синхронизацией солнечного и лунного циклов, то она, как правило, имела продолжительность девятнадцать лет (т.н. Пасхальный, или лунный, или метонов цикл). Этот цикл сыграл первостепенную роль в становлении хронологии, как об этом ниже в следующих главах.

 

Пасхалия в идеальном виде представлена на рис.1. Этот рисунок полностью взят из Климишина, ([59], стр.76).

 

 

Золотое число

Дата (новолуния) в марте

Возраст луны на 22 марта (эпакта)

Круг Луны

Дата первого

Полнолуния

после равноденствия

Исправ-ная

Буква

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

 

23

12

31

20

9

28

17

6

25

14

3

22

11

30

19

8

27

16

5

0

XI

XXII

III

XIV

XXV

VI

XVII

XXVIII

IX

XX

I

XII

XXIII

IV

XV

XXVI

VII

XVII

17

18

19

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

5 апреля

25 марта

13 апреля

2 апреля

22 марта

10 апреля

30 марта

18 апреля

7 апреля

27 марта

15 апреля

4 апреля

24 марта

12 апреля

1 апреля

21 марта

9 апреля

20 марта

17 апреля

О

Д

W

Л

Б

У

И

Ъ

Р

Ж

Ч

Н

Г

Х

К

А

Т

З

Щ

 

Рис. 1. Классическая пасхалия с указанием золотого числа (numerus aurelis), связанного со счетом дней в цикле согласно католической традиции, неомений (новолуний) в марте, возраста Луны на 22-е марта (т.н. эпакты), круга Луны (понятие из православной традиции), даты весеннего полнолуния, исправной буквы (опять понятие православного календаря).

 

В вышеприведенной Пасхалии приведен весь основной набор терминов, связанный с ней. Среди исправных букв восемнадцать из них имеются в нынешней версии кирилличного русского алфавита, кроме одной буквы, W, которая входит лишь в состав алфавита греческого.

 

Среди циклов, кратных лунному, специальное название закрепилось для временного промежутка в 76 лет. Этот цикл в хронологии известен как Калиппов и приписывается он древнему греку по имени Калипп.

 

Продолжая мысль о природных циклах, нужно сказать буквально пару слов о временном цикле, связанным с другим светилом – с Солнцем. Солнечный цикл – это цикл ЮК, после которого числа месяца попадают на те же дни недели. Его продолжительность, как нетрудно посчитать, поучается как произведение семи как числа дней в неделе на четыре как число лет в високосе. Итого двадцать восемь. Известен еще один цикл, связанный как с солнечным, так и с лунным циклом – Великий Индиктион. Его продолжительность пятьсот тридцать два года.

 

Именно решение задачи взаимной увязки продолжительности солнечных и лунных циклов и породило множество календарных систем и сыграло главную роль в становлении различных эр мирового летоисчисления. Это будет показано в следующих разделах книги. Наблюдения планет под этим углом зрения выглядят значительно менее значимыми. Это связано с трудностями наблюдательной астрономии: что звезды, что планеты выглядят на небе как светящиеся точки, их яркости невооруженным глазом различать не всегда легко. При этом нужно учесть погодные условия - фактор осложняющий, но не исключающий наблюдения небесных тел.

 

Все упомянутые циклы наблюдаемы на протяжении человеческой жизни. Правда, измерение 19-летнего цикла требует и опыта, и собранности, и умения осмыслять результаты, и, естественно, самих некоего количества уже проведенных измерений. Потому были популярны более мелкие циклы: двух-, трех-, восьмилетний. Популярны они были до поры до времени, а именно, до момента выявления их неточности и неподходимости для решения задачи синхронизации. Довольно обстоятельно об этом написано у Климишина в «Календарь и хронология».

 

Далее наши рассуждения переходят на те временные промежутки, существование которых часто связано с поэтикой и символикой. И хочется бросить взгляд на такие "исторические" понятия, как "столетие", "тысячелетие". Они, увы, не имеют прямого отношения ни к жизненному, ни к природным циклам. Их названия, связанные с числительными, которые могут быть записаны как десять во второй и третьей степени соответственно, выдают определенное знакомство людей, пользующихся этими понятиями, с математикой. Причем, как будет дальше показано по ходу книги, совсем не обязательно, чтобы в основе этих систем счисления лежала именно десятка. Мы покажем некую вероятность и шестерки, и восьмерки, и числа двенадцать как основу для таких систем счисления. Более того, мы покажем, что абсолютно не обязательной окажется позиционность этой системы. Главное: чтобы четко был зафиксирован момент перехода от одного разряда к другому.

 

Латинское слово saeculum переводят как "род, поколение, человеческий век" и как "столетие". У автора этих строк на эту тему есть статья [70] «О понятии saeculum согласно Девиду Бурру, Воррену Льюису и Петру Иоанну Оливи и некоторых хронологических аспектах реконструкции», посвященная Ярославу Аркадьевичу Кеслеру и выставленная в Интернете на www.wladmoscow.narod.ru/saeculum.htm. Там совершенно четко показывается, что это слово в его изначальном смысле лучше всего переводить на русский язык как «век». Действительно с понятием числа "сто" это слово изначально никак не было связано. А вот человеческий век и смена поколений прямо связаны с понятием "жизненный цикл", причём слово "цикл" считается заимствованным из греч. kyklos "круг".

 

В связи с этим куда логичней рассматривать этот "греческий" круг в сопоставлении со славянским "коло" = круг. (Сравните "се коло" с румынским secol "век", итальянским secolo, португальским seculo, французским siecle, испанским siglo, а также с испанским sequelo = последствие). Данный филологический пассаж полностью взят из кеслеровского [57] «Осознания времени».

 

Там же обращается внимание на то, что этот "круг" понимался как поколение, коловращение жизни в сменяющихся поколениях. Поколение по "индикту Константина" - это 15 лет, период взимания налога на наследство. "Китайский", он же "ацтекский" срок для поколения - 20 лет, т.е. три поколения на 60-летний календарный цикл.

 

Здесь сразу же небольшое отступление с совершенно четким замечанием: сведения об "индикте Константина» были введены в широкий оборот лишь в т.н. средние века. Как и большинство документов о т.н. древних Греции и Риме. А что касается временного промежутка 15 лет – то он проскакивает удивительным образом в немецкой историографии. Причем с двух очень разных моментов.

 

У немецкого хрониста Александра фон Роэс (Roes, Рёс? - ВП), жизнь которого приписывается XIII веку, а основные сведения о котором автор этих строк почерпнул из книги Бринкен [6], число пятнадцать однозначно ассоциируется с saeculum, или веком. И этому самому числу пятнадцать может легко быть приписан смысл века. Это же число явилось предметом скрупулезного хронологического анализа профессора университета из города Фрибур (Швейцария) Христофера Пфистера, который в «Матрице древней истории» ([33], «Die Matrix der Alten Geschichte. Analyse der religioesen Geschichtserfindung») пытался проанализировать роль числа 15 в становлении мировой хронологии. Там у него очень часто выходили на поверхность числа 15 и 45. Во второй главе тема различных чисел в становлении мировой хронологии будет рассмотрена более подробно.

 

Если верить астрономам, соединения Юпитера и Сатурна впервые заметили в 1323 году. А во второй раз, судя по всему, в 1383 году. В любом случае, именно 60-летний промежуток между ними послужил основой китайского календаря. На тот момент два измерения, сделанные с промежутком в шестьдесят лет, были торжеством передачи научной традиции из поколения в поколение, и, видимо, следующим, после измерения метонова цикла, достижением измерительной астрономии. Тогда (небольшое забегание вперед): если китайский календарь связывать с соединением Юпитера и Сатурна, то он не мог быть создан ранее 1323 г.

 

Сейчас смена кадровых поколений в армии происходит примерно за 12-15 лет (да и, к примеру, в османской армии 500 лет назад от начинающего рекрута до ветерана было два поколения: 25-30 лет). Номенклатурно-бюрократическая гражданская система "продвижения в начальники" - тоже примерно раз в 15 лет. В определении среднестатистического срока поколения играет роль не только продолжительность жизни, но и просто наступление фертильного возраста (14-18 лет). Затем следует период становления личности, овладения профессией и обзаведения семьей (до 30), наиболее продуктивный, "взрослый" период, примерно от 30 до 45 лет, "зрелый" период - 45-60, "пенсионный" - 60-75, далее только геронтологический... Кто сколько успел. Но в среднем цифра, характеризующая смену поколений, явно близка к тем самым 15-летним "индиктам", т.е. к некоторому среднему конвенциональному сроку, но определяемому опытным путём.

 

В связи с периодом в пятнадцать лет могут вступить в силу некие законы социологии, согласно которым именно период продолжительностью в пятнадцать лет мог бы оказаться оптимальным с точки зрения сбора налогов. Любой процесс сбора налогов, как это нетрудно показать и как автор этой книги показывает в одной из своих написанных книг, начинается с того процесса, который в русскоязычной исторической литературе называется словом «полюдье». Если популярно, это когда князь и его дружинники поочередно посещают различные свои территории и жители этих территорий обязаны княжескую дружину в этот период содержать. Тога пятнадцать лет оказывается именно тем периодом, за который можно неспешно объехать все земли умеренного по размерам государства и уделить внимание всем без исключения своим подданным.

 

С этой точки зрения "Указ Константина" - это, по сути, закрепление некоторых традиций. При этом приходит на ум словосочетание "секулярный век". Это понятие, вероятно, назревало и родилось сохранялось в обстановке религиозного размежевания. Но это уже другая эпоха. В целом: указ, выдвигающий на первый план именно период в пятнадцать, а не сто лет, четко свидетельствует, что период в пятнадцать лет тогда человечество интересовал, а период в сто – нет.

 

Продолжим тему «секулярий» согласно Кеслеру, который, в свою очередь, опирался на многие этимологические словари, прежде всего оксфордский.  Слово "seculaire" (в таком написании с 1611 г.) во французском языке впервые приобрело значение "столетний" (в форме "seculare") в 1549 г. До этого в смысле "столетний" употреблялось слово "centenaire" (с 1370 г.). Последнее есть производное от "сто" (cent), "сотня" (centain). А "seculaire", как и "siecle" (век, эпоха, современность) - нет! И это прямое указание на то, что введение понятия "столетие" как хронологический цикл связано не только с религиозно-календарной реформой, но и непосредственно с "секуляризацией" (secularisation, с 1567 г.), т.е. введением и новых "мирских" (по-французски, seculier, с 1260 г.) правил.

 

Стоп. Скажем,  что даты 1370 и особенно 1260, упомянутые в этом абзаце, особого доверия не вызывают. В который раз забегая вперед, скажем, что все датировки до середины XV века как минимум сомнительны. Почему? Ответ позже. А пока по итогам филологического экскурса: к понятию столетия церковь, как это ни странно, долгое время относилась равнодушно. В отличие от светских властей, которые его нашли очень даже приемлемым.

 

В русском языке с таким понятием, как столетие, связано такое полуметафорическое слово, как «век». Вот что пишет историк А.Г.Кузьмин ([61], стр. 201): "Отметим, что буквальное значение слова "век" в древности - это срок жизни предмета, явления, человека. Это хорошо известно и подтверждается большим количеством источников (со ссылкой на работы И.И.Срезневского*, и т. д.)... Это слово было наиболее употребительно для обозначения жизни одного поколения. ОСНОВНОЕ значение латинского соответствия славянскому веку - saeculum - как раз "поколение", "век человеческий" (Ананьев и др. [44] Полный латинский словарь. 1862 г., с.761)". Далее Кузьмин говорит о русских источниках, в которых из контекста следует, что "вечи" = поколения, а не столетия.

 

* - Прим. У Измаила Ивановича Срезневского основной труд по истории русского языка – его лекции "Мысли об истории русского языка" ([81]).

 

Ещё забавнее история английского century - "столетие", которое заимствовано из французского, но во французском-то centurie никогда не означало "столетие", а только воинское подразделение - "сотню"! Она же, что тоже вызывает улыбку - римская "центурия" (слово впервые отмечено в 1284 г., причем неким этимологическим словарем. А вот автору этих строк это слов хочется датировать двумя веками позже! - ВП). А время появления стоящего как бы особняком английского "century" в качестве обозначения столетия прямо указывает на время введения счёта столетиями. Произошло это практически одновременно с появлением французского слова seculaire, введением в оборот понятий Trecento и Quatrocento и т.п. Вероятное время возникновения самой идеи счёта на столетия - не ранее конца XV в., скорее всего - первая половина XVI в.

 

И действительно: именно в это время Матвеем Влачичем (Mattheus Flacius Illiricus, 1520-75, именно так он стал известен в официальной латиноязычной литературе) была создана "школа магдебургских центуриаторов", которая впервые в истории человечества осуществила попытку написать историю церкви по столетиям. Пикантность ситуации заключается в том, что такая попытка, предпринятая представителями протестантской церкви, была осуществлена и реализована раньше, чем представителями церкви католической… Впрочем, более подробно – в последней главе книги, которую автор этих строк специально построил в виде небольшого энциклопедического справочника, в статье «Flacius Illiricus». Так получилось, что в научной и общественной деятельности этого человека переплелись проблемы, связанные и с философией, и с логикой, по сему автор этих строк начинает свой рассказ о нем именно с блока рассуждений, посвященного философской логики полемических споров в целом. Если более популярно: к каким очень неожиданным эффектам может привести классический полемический спор «ты дурак – сам дурак» с точки зрения истинности-ложности сообщаемой в этих перепалках информации. Итак, читатели приглашаются к последней главе. Единственное, что скажем здесь же: своей деятельностью официальную историю церкви по столетиям, автором которой оказался Цезарь Барониус, он предвосхитил.

 

Закончить эту главу об основных хронологических понятиях, имеющих отношение к времяисчислению, хочется банальностью. Всем читателям наверняка известно, что система счета и фиксации продолжительных промежутков времени с подразделением их на более короткие периоды – это ни что иное, как календарь. Так в начале книги у Климишина в его «Календарь и хронология». При этом одна забавная и занимательная вещь: определение календаря в статье из БСЭ выглядит примерно так: «Календарь, от лат. calendarium, буквально — долговая книга; в таких книгах указывались первые дни каждого месяца — календы, в которые в Древнем Риме должники платили проценты)».

 

Если рассмотреть вопрос становления хронологии, как он подан в ТИ, то, как у автора книги создалось впечатление, здесь при описании смысла понятия «календарь» согласно БСЭ виден чуть ли не один-единственный момент, когда экономика оказывается хоть как-то причастной к становлению хронологии. При описании других моментов, связанных с историй календарей, автор этих строк экономики просто не заметил. Так же, как он не заметил ее при описании возникновения многочисленных эр летоисчисления в академической литературе. А поэтому можно сделать смелое заявление: в рамках ТИ вопрос влияния экономики на становление хронологии прочно находится на заднем плане. Хотя, вроде бы, представители традиционной исторической школы, особенно в бывших социалистических странах, должны неплохо разбираться в таких понятиях, как материалистическая диалектика.

 

Вышеприведенный пассаж выглядит пикантно и забавно, его при желании можно продолжить рассуждениями о других парадоксах традиционной версии мировой истории и исторической науки в целом.

 

Дальнейшее повествование автору хочется организовать следующим образом: сперва попытаться исправить зафиксированный и изложенный выше недостаток традиционной исторической школы, схематически изложив наиболее вероятный путь становления глобальной хронологии с точки зрения диалектики и социологии (глава 3). В книге «Как возникла глобальная хронология» в главе 4 изложен фактический материал по этой тематике согласно традиционной версии, а далее изложена версию автора реконструкции этого процесса (глава 5).

 

Глава 3.

Наиболее вероятная общая схема становления глобальной хроно­логии с точки зрения диалектики и социологии

 

Для начала – немного определений, ибо далее в наших рассуждени­ях понятия «локальной» и «глобальной» хронологии будут ключевыми. Можно рассмотреть абсолютно любые группы лиц, занимающихся счетом и учетом времени. На интуитивном уровне более-менее понятно, что «гло­бальная» хронология - эта та система учета времени, которой пользуются все, а «локальная» - это та, которой пользуются не все.

 

Как провести между ними различие? Автору кажется, что лучше всего провести различие по принципу подчиненности разным структурам власти. В случае уже развитой цивилизации это будет выражено в том, что эти лица будут гражданами разных государств. Государства имеют свойство за­нимать определенную территорию, поэтому сами определения можно дать следующим образом:

 

Локальная хронология – система счета времени, принятая на ограничен­ной территории, подчиненной одной властной структуре (государству) или принятая среди отдельно взятой группы лиц

 

Глобальная хронология – система счета времени, принятая на терри­ториях с разными властными структурами (на территории разных госу­дарств).

 

Итак, наша задача: на основе самых общих соображений, продикто­ванных законами развития человеческого сообщества, дать общую схему развития хронологии от момента возникновения человечества до воз­никновения одной или нескольких глобальных хронологических систем

 

Любая сложившаяся хронологическая система характеризуется следую­щими параметрами:

 

- системой временных циклов и взаимозависимостями между различны­ми временными промежутками внутри каждого цикла,

- принятым типом считаемого цикла, его продолжительностью и началь­ной точкой отсчета (сейчас для большинства стран мира – солнечный год, а начальная точка отсчета лежит от нас более чем на 2000 лет вглубь веков)

- моментом смены номера года, т.е. определенностью с тем моментом времени, когда номер года меняется.

 

Едва ли можно говорить о неком интересе к счету времени в первобытном обществе, когда человечество боролось за выживание как биологический вид. В этом случае об избыточном продукте говорить нельзя, так как все, что удается добыть от природы, направляется непосредственно на потребление.

 

Классический пример – это сегодняшняя жизнь неких сельских общин из Западной Африки. Счет времени их не интересует, и они живут вне времени!

 

Несколько меняется ситуация, если в общине появляется некий обоб­щенный избыточный продукт, то есть продукт, который можно направить не только на непосредственное потребление, но и на накопление. Тогда рано или поздно среди различных членов общины возникнут различные предложения по использованию этого продукта, а эффективность этого ис­пользования будет уже измеряться в связи со временем. (Пример: если у общины скотоводов избыточным продуктом являются свиньи и доход пле­мени измеряется в количестве свиней, то возникает конкуренция в связи с увеличением поголовья стада). А раз появляется связь со временем, то решаются два вопроса времяисчисления: выбора считаемого промежутка и начальной точки отсчета. Тем самым возникает локальная хронология. При этом в качестве начала отсчета выбирается временная точка, понятная для всех, кого это будет касаться. Например, победа, свадьба, праздник, по­строение знаменательного сооружения и т.д. Условие всеобщей понятности этого события и признания его в качестве точки отсчета для всех в рамках данного социума – необходимое условие возникновения общепринятой в рамках данного социума системы счета времени, т.е. локальной хронологии..

 

Развитие локальной хронологии пробуждает интерес к естественным астро­номическим циклам (день, месяц, год), т.е. к наблюдательной астрономии. На­блюдаются природные циклы и фиксируется взаимозависимость между ними.

 

Одновременно начинает происходить другой процесс. Как только нача­лась упомянутая первая в истории человечества деятельность по работе с обобщенным накопленным продуктом, то в обязательном порядке возникнет необходимость вести его учет. Хотя бы в самом примитивном виде: кто сколь­ко чего взял и когда и сколько чего он обязуется вернуть. А это уже требует понятной друг для друга системы символов (знаков) и того, на чем эти сим­волы бы фиксировались – писчего материала. А также средств для письма.

 

Еще при этом регулируется вопрос принятия понятной и приемлемой для каждой их сторон системы записи чисел: вид отдельных знаков, или цифр, и их смысл, позиционная система записи чисел или непозиционная. А еще для этого нужно иметь хоть какие-то представления об арифмети­ке, ибо, помимо того, что сами числа нужно как-то фиксировать, нужно с ними производить хоть какие-то действия сложения и вычитания (это просто необходимо при частичном погашении долга и фиксации остатка).

 

В случае непозиционной системы просто регулируется смысл отдель­ных знаков, а в случае позиционной системы регулируется и принима­ется число, лежащее в ее основании. А это значит, что на некий необ­ходимый уровень развития должна выйти математика, а более конкретно – ее раздел, связанный с арифметикой и системами счисления. Послед­ний принадлежит к разделу математики под названием теория чисел.

 

Итак, мы приходим к важному выводу, касающегося раз­вития локальной хронологии: первые шаги развития локаль­ной хронологии, писчих материалов, средств для письма и систе­мы письма, астрономии и математики происходят одновременно!

 

И еще один важный вывод. Поскольку у участников общины нет ника­ких ограничений, то наиболее вероятно, что в качестве считаемого цикла выберут солнечный год (он для умеренных широт наиболее удобен из со­ображений сезонности), а в качестве начала отсчета выберут число ноль9

 

9 Прим. Если дать волю въедливости: начальный номер года в таком слу­чае будет равен нулю, а первый – единице!

 

Итак.

 

В случае локальной хронологии

первый номер года в локальной эре летосчисления = 0 !

 

Теперь давайте зададим вопрос о возникновении глобальной хроноло­гии, т.е. системы счета времени, принятой на многих территориях с разны­ми источниками контроля за прибавочным продуктом.

 

Для этого давайте рассмотрим процесс, происходящий с элементами при­бавочного продукта, т.е. отдельными единицами товара. Отдельные едини­цы товара, полученные на территории общин-эмитентов (мы будем назвать их так) везутся первобытными торговыми агентами в качестве образцов на территории, занятые другими общинами (мы их будем называть потенци­альные общины-акцепторы)10. После прибытия этих агентов на территории общин-акцепторов идет неявное изучение возможностей этих общин быть друг для друга полезными с точки зрения товарообмена. В случае положи­тельного ощущения достигается соглашение о грядущем товарообмене. В этом случае среди иных вопросов возникают вопросы хронологии.

 

10 Прим. Автору при рассмотрении эпохи до появления регулярных торго­вых отношений не хочется оперировать понятиями «продавец» и «покупа­тель»

 

Небольшое отступление из области экономики. Если на данной тер­ритории регулярно появляется избыточный продукт, который не может быть технически никуда вывезен, то рано или поздно он начинает идти или на непосредственное потребление, или со стороны общины к нему теряется интерес. Он просто начинает заготовляться в необходимых для выживания количествах, и не более. Несколько другой вопрос, что в ряде случаев некий продукт может быть потенциально выгодным товаром, а в случае возникающего товарообмена он может сыграть роль встречно­го и быть востребованным в больших количествах. Но: с ним не про­водится предварительная маркетинговая работа, он «лежит на месте».

 

Какие при этом чисто теоретически могут возникнуть хронологические системы?

 

- Фиксация времени от «великого момента», т.е. от момента возник­новения их взаимоотношений или просто от момента их знакомства? До­вольно громоздко, так как фактически запись дат нужно будет вести в двух системах одновременно: в старой и в новой. Если такую же процедуру проводить для каждого торгового партнера, то резко возрастут интеллекту­альные затраты, и на первый план выйдет непрактичность такой системы.

 

- Фиксация времени в уже существующей хронологической системе страны общины-обладателя прибавочного продукта. Недостатки: при теоретически легко достижимом равноправном партнерстве возникнут вопросы политкор­ректности, в стиле «а почему именно Ваша система». Она близка и понятна одной стороне товарообмена. Что касается другой стороны, то она понятна, но при этом явно не столь близка. То, чему до поры до времени нет альтер­нативы, на первых порах более-менее устраивает, но самолюбие акцептора где-то в глубине уязвлено. К тому же относительно первой общины-эмитента при принятии их хронологии недовольных будет все больше и больше…

 

Выход из этой ситуации? Принятие некой третьей системы летоисчис­ления. Требования к ней:

 

- она должна быть безопасной: знакомство представителей одной об­щины с системой летосчисления другой общины должно быть безопасным для последнего,

- она должна быть политкорректной. Это слово взято из современного языка политологов. Тем не менее, оно вполне применимо и к той эпохе. Дело в том, что на протяжении всех веков настоящим бичом историографии была фатальная склонность к удревнению, которая выражалась в простой социо­логической формуле: чем древнее, тем лучше. Подобные споры касались прав наследной собственности на ту или иную территорию, тот или иной объект и т.д. Автор один из принципов фильтрации версий реконструкции в работе «Теоретические основы реконструкции истории человечества на основании имеющегося исторического материала» ([83]) назвал «принцип антиудревнения», ибо весьма невелика вероятность того, чтобы вероятный оригинал находился на хронологической оси раньше образа, как правило, имеет место обратная ситуация. А в применении к конкретно данной ситуа­ции становления глобальной хронологии это означает, что когда есть две хронологических системы, которые описываются большим и меньшим но­мером, то весьма маловероятно, чтобы в качестве международной системы была принята хронологическая система, описывающаяся меньшим номе­ром – она должна в обязательном порядке описываться большим номером.

- эти же соображения политкорректности довольно интересным образом проливают свет на ситуацию с точки зрения всеобщей понимаемости момен­та, от которого идет счет лет. Теоретически здесь могут быть две ситуации: или момент в одинаковой степени понимаем всеми, в данном случае каж­дой из сторон, или он в столь же одинаковой степени не понимаем ни одной 29

из сторон, т.е. для каждой из сторон он выглядит загадочно и мифологи­зировано. Первая ситуация в случае двух довольно удаленно друг от друга расположенных общин недостижима, и тогда остается второй случай: когда начальный год обязан выглядеть для каждой из общин мифологизировано…

- она (т.е. третья система летосчисления) должна быть авторитетной. В свете упомянутого чуть выше принципа антиудревнения ясно следует, что номера лет в ней должны превышать номера лет каждой из двух систем ле­тосчисления, которыми рассматриваемые нами общины пользовались рань­ше. А для того, чтобы точно номера лет не путались, наиболее вероятна ситуация, когда номера лет у них будут разного порядка.

Итак. После возникновения задачи согласования различных локальных хронологических систем не худшим решением может оказаться принятие еще одной системы летоисчисления. Она будет отличной от каждой из предыду­щих… Она будет принята как первой, так и второй общиной, т.е. она будет общепринятой. И относительно номера года можно будет сказать следующее:

 

 

В случае глобальной хронологии

первый номер года в глобальной эре летосчисления ? 0 !

 

При этом как можно точно должны быть измерены, зафиксированы и провозглашены соотношения между различными естественными периода­ми: день, периоды обращения Солнца и Луны – иначе будет очень тяже­ло объяснить, когда заканчивается один год и начинается новый. Иными словами, должны быть накоплены некие знания в астрономии. А также должен быть создан календарь, где каждый день был бы совершенно четко охарактеризован.

 

При этом из соображений авторитетности и весомости достигну­тых соглашений в обязательном порядке номер этого начального года глобальной хронологической системы должен быть существенно боль­ше, чем номер текущего года в тех локальных хронологических си­стемах, которыми участники данного процесса пользовались раньше.

 

Тем самым возникнет примерно следующая палитра глобальной хроноло­гии: имеет место некая область дат в районе начального номера глобальной хронологии (на нижеследующем рисунке – крайняя правая точка), далее по­следние номера в каждой из локальных хронологических систем, а далее кон­венционный год, номер которого принят как нулевой (Рис. 2). Итого: от той эпохи до нас могут доходить документы, датированные в каждой из трех систем.

 

 

 

Рис. 2. Положение дел с основными отметками в глобальной хронологии сразу же после ее возникновения (предварительная схема). Не столь очевид­но, что эпоха первого года глобальной хронологии и последних лет локаль­ных хронологических систем описываются одними и теми же номерами

 

При этом в ряде случаев в ряде документах, прошедших сквозь эпохи, конкретный тип эры летосчисления просто не фиксировал­ся. Просто писалось «года такого-то месяца такого-то в день такой-то».

 

Что еще из логики процесса возникновения глобальной хронологии ясно следует? Еще должен быть создан некий международный комитет времени (если можно так выразиться), который бы в случае необходимости мог бы дать по вопросам календарной астрономии, летоисчисления и т.д. все не­обходимые разъяснения. В рамках его задач и было бы отслеживание твор­ческой дискуссии между различными школами математиков и астрономов.

 

Теперь давайте рассмотрим некую дискуссию между представителями разных общин о реальном начальном номере года (повторимся – отличном от нуля!), который, согласно достигнутой между ними конвенции, лег в осно­вание глобальной хронологии. Когда принимается этот реальный начальный номер года, рано или поздно выплывет потребность что-то сказать о смысле нулевого года (то есть года, описываемого номером 0) и о том периоде лет, который был между годом нулевым и годом реальным начальным. То есть, если, к примеру, достигается соглашение, о том, что реальным начальным номером года будет номер, к примеру, 678 или, к примеру, 2212, то нужно:

 

- всех, кого это касается, поставить в известность о том, какой принят календарь, как там учитываются отдельные дни и какой в тот момент имеет место номер года, и по какой эре

- когда будет возникать вопрос о том, что происходило около нулевого года (года, описываемого номером 0), давать хоть какие-то ответы на эти вопросы, хоть на уровне легенд31

- когда будет возникать вопрос о том, что происходило между нулевым годом и годом нынешним (описываемым, как мы условились в наших при­мерах, числами 678 или 2212), тоже на этот вопрос попытаться давать хоть какой-то ответ.

 

Небольшое примечание. Пока мы рассмотрим лишь случай однозначной формы записи начального номера года. Случай неоднозначной формы его записи, т. е., случай, когда это же число может быть записано разными спо­собами, будет рассмотрен немного дальше, в пятой главе книги автора.

 

Наиболее вероятно, что ответом на первый вопрос будет создание не­коего мифа. Назовем его религиозно-хронологическим мифом нулевого года. Главный персонаж этого мифа должен стать культовым религиоз­ным персонажем, а в целом миф должен легко стать компонентом, а иде­альный вариант – одной из ключевых фигур некой религиозной системы.

 

При этом после создания этого религиозно-хронологического мифа нулевого года автоматически промежуток времени между мифическим нулевым годом и реальным начальным годом окажется незаполненным. Если помнить о мифичности нулевого года, то такая проблема незапол­ненности номеров лет, лежащих в промежутке между мифическим нуле­вым годом и реальным начальным, никого волновать не будет. А вот если о мифичности нулевого года забыть, то этот факт незаполненности рас­сматриваемого временного промежутка будет волновать уже серьезно. И рано или поздно под напором мифотворцев лакуны начнут заполняться…

 

Если принять во внимание постоянную тенденцию к удревнению тех или иных событий, имевшую место в исторической науке, то та си­туация, когда нулевой год всегда считался бы мифичным, оказыва­ется в итоге ситуацией нестабильной. Ибо вполне вероятно, что най­дется мифотворец, который попытается написать историю общины от этого нулевого года. Ход развития мировой историографии, с точки зре­ния автора, является иллюстрацией этого тезиса. При этом, скорее все­го, в историографии момент года реального начала счета тоже будет как-то зафиксирован. Но не столь роскошно, как номер нулевого года.

 

Теперь давайте рассмотрим случай неоднозначной формы записи началь­ного номера года. То есть если число был записано в нескольких формах. К примеру, как в позиционной системе записи чисел, так и в непозиционной. А если рассмотреть позиционные системы счисления, то одно и то же чис­ло может быть записано по-разному в системах счисления с разным осно­ванием. Тогда будет велика вероятность восприятия всех записанных чисел лет не с точки зрения той системы счисления, в которой они были записа­ны, а с точки зрения той системы счисления, которую читающий эти числа обучен и считает доминирующей. В результате могут возникнуть несколько номеров лет, которые различными группами лиц могут считаться начальны­ми. При этом для каждого из этих начальных лет возникают свои нулевые годы и эти нулевые годы могут быть привязаны к тем или иным отдельным религиозным персонажам. В то же время есть вероятность того, что на­чальная система счисления будет забыта, и одни и те же номера лет будут фиксироваться в текущей документации одной эпохи с разными номерами. То есть, появятся дубликаты лет. А вместе с ними – и дубликаты событий.

 

Рассмотрим теперь развитие ситуации в целом. Часть международ­ного сообщества может согласиться с принятым начальным и нулевым годами, часть – не согласиться, увидев в этом некую порочность. Пре­жде всего, мысли о порочности мог возникнуть в связи с выбором чис­ла выборе числа, которым описывается начальный номер года. Тогда может возникнуть предложение о введении другой системы летоисчис­ления с другим номером начального года и, соответственно, другим ну­левым. Идеально номер начального года подобрать, и самое существен­ное - согласовать очень тяжело, потому поле для критики широко.

 

Далее, по мере стечения времени, наиболее вероятно – через не­сколько поколений, из всех эр летосчисления вырисуется одна, кото­рая приобретет наибольшую популярность. Она и будет кандидатом на то, чтобы быть признанной во всем мире в качестве доминирующей, а ряд эр менее популярных, маргинальных выйдет из употребления.

 

Здесь возникает один существенный момент, связанный с тем, когда одна эпоха в разных системах летосчисления описывается годами с разны­ми номерами. В случае, если номер года в одной из глобальных хронологи­ческих систем больше номера года в другой из глобальных хронологических систем, и при этом в итоге закрепляется как общепринятая именно система с большим номером года, на глобальной хронологической оси отражаются как годы с большими номерами, так и годы с меньшими номерами. Как пра­вило, номера меньших лет не пересчитываются! Тем самым на глобальной хронологической оси они закрепляются со своими изначальными номерами независимо от их смысла. И прибавляется еще одно описание той же эпо­хи, т.е. эпохи первой фиксации лет в глобальной хронологической системе, другими номерами лет (Рис. 3). Тем самым от рассматриваемой эпохи до нас доходят документы, датированные в каждой из всех упомянутых систем.

 

 

Рис. 3. Положение дел с основными отметками в глобальной хронологии сразу же после ее возникновения (окончательная схема). Перед нами случай, когда одна и та же эпоха может быть описана в трех (и это не предел)

хронологических системах

 

 

Забегая немного вперед, скажем, что т.н. эпоха Карла Великого – это яркая иллюстрация нанесения лет с меньшими номерами на глобальную хронологическую ось.

 

Теперь давайте бросим взгляд на некую небольшую общину, не вполне ощущающую потребность в глобальной хронологии, к тому же имеющую свою систему счета лет. Ее участники могут легко не воспринять и не по­нять системы трех- или четырех-значных чисел, с которыми глобальная хронология связана, и могут по старинке оперировать более привычными и знакомыми им двухзначными числами. Они известны им и по относитель­ной хронологии. А вот вырисовавшиеся при этом числа, которые можно сформировать из номеров тысячелетий и столетий, они могут воспринимать как числа символические. И при их записи они могли просто от остальной части числа отделяться различными знаками: точками, черточками и т.д.

 

Век в хронологии не бесконечен, а связь знаков символов с некими конкретными большими числами была очевидной не для всех и не сразу. Потому при переходе от одного века к другому возникает проблема замены символа века, что тоже требует как минимум длительного согласования. Вот основная причина, по которой ожидания конца времени, или конца века очень часто у людей непосвященных был связан с эмоциями ужаса.

Итак, общая схема становления глобальной хронологии с точки зрения социологии:

 

Возникновение избыточного продукта у одной общины =>

возникновение локальной хронологии =>

возникновение межобщинного товарообмена =>

возникновение одной или нескольких глобальных эр

летоисчисления с начальными числами, значительно

превосходящими нуль =>

формирование глобальной хронологической оси с размещением на ней номеров лет разного происхождения не всегда с наилучшим качеством пересчета =>

выход из употребления маргинальных эр

 

Схема 1. Путь становления глобальной хронологии с точки зрения со­циологии

 

На этом, наверное, задачу построения общей схемы становления гло­бальной хронологии с точки зрения социологии и диалектики можно счи­тать выполненной.

 

Заключение

 

В данной работе предпринята попытка дать представление о нелегком философско-диалектическом пути возникновения основных понятий, связанных с временем и наукой         , им занимающимся – хронологией. Пролит свет на соотношение между различными хронологическими понятиями, имеющими отношение к хронологии времяисчислению в разных языках.

 

Исходя из системной задачи человечества по выживанию как биологического вида, показана именно социология и экономика как главным движущие силы становления глобальной хронологии. Подчеркнуто принципиальное различие между глобальной хронологией и локальной, а также принципиально разный диалектический путь их становления. При этом именно наличие разных путей их становления оказывается главной причиной того, что номер года, оказавшегося первым годом глобальной хронологии, оказывается больше номеров лет локальной хронологии и значительно больше нуля.