Обряд

Автор "Слова о твари ...", которое было составленно в XII в. , упрекает предшествующие поколения русских людей в том, что они создали языческую религию: "во лжю створиша отци наши, идолом кланяхуться во образ человечь и послужиша твари". Автор "Слова..." бичует и своих современников за поклонение изображениям языческих богов ("написавше свет болваном кланяються ему"); эти изображения света (Святовита?) являются "тварью", т. е. творением человеческих рук "написаней во образ человечь на прелесть малоразумным". Далее в этом русском, не переводном "Слове..." идет интереснейшее противопоставление пустующих христианских церквей шумному многолюдству языческих игрищ: "... Мнози ся ленять и зле живуть (ленясь слушать чтение божественных книг), яко же имян не ведати чтомых книг -- то же и срамеются тем и не содрогнуться, но слабе живуть и не слушая божественных словес. Но аще плясци или гудци (танцоры и скрипачи) или ин хто игрець позоветь на игрище или на какое зборище идольское -- то вси тамо текут, радуяся...и весь день тот предстоят позорьствующе тамо ... (когда же нас приглашают в церковь) мы позеваю(ще) и чешемся и протягаемся, дремлем и речем: "Дождь" или: "Студено" или леностно ино ... А на позорищех (театрализованных представлениях) ни крову сущю, ни затишью, но многажды дождю и ветром дышащю или въялици (метель) -- то все приемлем радуяся, позоры дея на пагубу душам. А в церкви покрову сущю и заветрию дивну -- и не хотять прити на поученье, леняться ... Да не вем, како ны буде милость обрести от бога не послушаеще святых писаний!" ( Гальковский Н. М. Борьба христианства с остатками язычества в древней Руси, т. II, с. 82. М ., 1913. Полное название произведения: "Слово истолковано мудростью от святых апостол и пророк, и отець о твари, и о днии рекомом неделе, яко не подобает крестьяном кланятися неделе, ни целовати ее -- зане тварь есть". Далее буду пользоваться сокращением: "Слово о твари". Старейший список относится к XII -- XIII вв. )

Этот любопытный эпизод наводит на определенные размышления. Язычники, несмотря на погоду: дождь, метель, проводили игрища, все принимали радуясь. А в церквях скучали, позевывая.

Современные ридновиры стараются проводить обряды с древними речевками, иногда с вставанием на колени перед идолом (что вообще удивительно), тем самым копируя христианскую обрядовость, хотя подход к обрядам в Традиции и христианстве очень отличаются.

В нынешней ситуации обрядовые действия раз в иваются больше по внешним признакам, выражаясь в различных фор­мах этикета, церемонии, служения. Внутреннюю форму пы­таются сохранить за счет внешних условий, которые ввиду своих особенностей больше напоминают игру, причем, не очень умелую. Вплетение же в это нравов и обычаев как историчес­кого наследия носит больше театрализованный характер; они не могут быть воспроизведены в собранном виде, так как обыч­ные повседневные дела и действия людей не имеют своего качественного воплощения.

То, что сейчас понимается под обычаями и обрядами, есть сформированное действие, имеющее своей задачей сохра­нение и укрепление качеств, заложенных в понятии того или иного действия. В древности обрядовым действиям не припи­сывалась особая роль; особая, то есть, отличная от их повсед­невной жизни. Обряды аккумулировали в определенные от­резки времени или в каких-то событиях те силы и значения, которые соответствовали определенным знаниям. Это совер­шалось для усиления каких-либо качеств или реализации ка­ких-либо событий. Там, где внешнему проявлению действия придавалось больше значения, чем внутреннему, это быстрее превращалось в фарс.

Очень часто люди, увлёкшиеся альтернативными учениями, язычеством просто все бросают и возвращаются на привычный, «правильный» путь жизни. Все дело в том, что они пытались новую информацию втиснуть в старые, привычные рамки. Чтобы судить о язычестве, нужно проникнуться другим мировосприятием, перечеркнуть привычные способы реагирования и интерпретации, перечеркнуть систему ценностей, осмыслив по-новому. Сейчас люди привыкли воспринимать любую информацию на веру, без критики, что естественно сформировалось господствующей в Украине религии, по ней нужно не понимать, не знать, а верить . Кроме того, верить кому-то, а не себе. Тем самым, в свободолюбивого русича внедрили раба, который поддается внешнему манипулированию. Подумаем, чем наполнена жизнь украинца: грехами, запретами, суевериями, которые, обращаю внимание , не поддаются внутренней критике, потому что как бы все так живут (стадный инстинкт). Внедряемая снаружи информация воспринимается на уровне рассудка, интеллекта: так написано, так сказали, так принято. А почему должно быть так , а не иначе, мало ли что и кто написал. Об этом задумываться как-то не принято. Получается, люди хотят жить по-новому, но используяют при этом старые способы организации жизни. Людям было скучно в церквях, потому что эти образования искусственны и оторваны от реальной жизни, человека отвлекают на витание в отвлеченностях, а не жизни в текущий момент.

Смысл не в том чтобы дать новую информацию в виде новой формулы, и заменить одну клетку другой, а в том чтобы научить человека по-другому воспринимать себя и окружащее. Сделать акцент на ощущениях, внутреннем восприятии, научиться находить опору в себе.

Ч еловек должен быть единым в своих внут­ренних чувствах и ощущениях в любом месте, при любых события х.

Какое бы усилие ни прилагалось, оно есть выражение человека. Если ему выражать нечего, то и усилие будет соот­ветствующее. Традиционно действия людей всегда соотноси­ лись с силами природы, законами солнца и луны, но сейчас это носит эпизодический и отрывочный характер. Сейчас религиозные действия ориентированы больше на внешнее исполнение, чем на внутреннее значение .

Основной целью современного язычества я вижу в возвращении людей к единству с Природой, законами Мироздания и возвращении внутреннего значения религиозным действиям.

Радаслава