СЛАВЯНСКОЕ ВЕЧЕ В ПЕТЕРБУРГЕ

СЛАВЯНСКОЕ ВЕЧЕ В ПЕТЕРБУРГЕ

В  этом небольшом рассказе будут отражены мои впечатления от конференции и Родового Славянского Вече, которые состоялись в Петербурге 29-30 июля 2011 года.

Приехала я накануне конференции, 28 июля. По прибытию стала я думать,  что вот, наконец,  и выдалась мне возможность побывать в историческом городе, о котором я много слыхала, но никогда не посещала. День был посвящен прогулкам по городу.  Они принесли немало ярких впечатлений и внутреннюю подготовку к предстоящим серьезным событиям, а именно -выступлению на конференции с докладом, на продумывание которого потребовалось немало времени и усилий. Но, не скрою, меня переполняло не только волнение, но также и  ликование, так как я с нетерпением ожидала возможности выступить, поделившись со слушателями результатами своих длительных раздумий, которые  были неотъемлемой частью моего духовного пути.

 

29 июля ­- конференция.

Посмотрев программу конференции,  увидела, что участников довольно много и доклады будут посвящены различной тематике. Представители из Белоруссии, России, Украины, Латвии - все готовы были представить свои сочинения, посвященные различным проблемам, связанными с родноверием.

Наступило время докладов. Я с большим вниманием слушала выступающих, особенно прислушиваясь к тем вопросам, что меня наиболее интересовали. Меня впечатлили доклады Павла Тулаева и Надежды, так как они оказались очень  яркими, содержательными, интересно представленными, что заставило меня их выслушать до самого конца  с неослабевающим вниманием.

Когда пришло время моего доклада, я чувствовала волнение. Но, начав говорить, я, напротив, ощутила  вдохновение, радость, желание поделиться со слушателями своими мыслями. Я рассказывала про возрождение латышской традиции, про Эрнста Брастыньша, про его деятельность как писателя, художника, философа, общественного деятеля. Позже последовали вопросы слушателя, на которые было приятно отвечать, так как они затрагивали весьма важные проблемы, которые   также требуют надлежащего освещения.

После конференции имели место беседы, а также разнообразное и приятное дружеское общение.

29 июля состоялось Вече. Приятно, что мне дали слово и я смогла рассказать про Великий Огонь, про нашу обрядовую практику, направления деятельности и достижения за последний год. Много было сказано про проведение двух круглых столов в Житомире, посвященных этническим религиям в Украине и в мире, о тематике докладов участников нашего собрания, а также и про то, что в  ходе конференции мы имели честь услышать выступления почетных зарубежных  гостей: на первом круглом столе - известного российского религиеведа Романа Шиженского, а на втором  (что состоялся вот совсем недавно, 15 мая) - лидера духовного движения Диевтури Яниса Брикманиса из Латвии. Говорила я все это с гордостью и нескрываемой радостью, так как приятно сообщать мировой общественности о наших событиях. Не забыла я упомянуть про то, что в этом году, наконец, частично воплотился в жизнь мой непростой замысел - проведение древнепрусского обряда-мистерии, посвященного славлению прусских Богов. Приятно, что по окончанию моего выступления многие присутствующие захотели узнать больше про Великий Огонь, просили дать адрес нашего сайта в Интернете и контактные адреса и телефоны.  Окончив свою речь, я принялась слушать, что говорили другие участники Вече. Мое внимание привлек доклад Тулаева « Против русофобии». Речь там шла про Галину Лозко, доклад содержал  критику ее взглядов. Судя по сказанному, она пропагандировала национализм, шовинизм и нетерпимость к русским и русской культуре. Далее последовала достаточно эмоциональная дискуссия, где негодующе высказались представители ОРУ, так как их, очевидно, очень задело сказанное. Обсуждение было крайне бурным, подчас грубым и даже резким. Слушая все это, я крайне  сожалела, что более нет конструктивной беседы. Я надеялась слушать и говорить о вопросах родноверия, о научных темах, а не выслушивать резкую, грубую перебранку на тему разногласий во взглядах между представителями различных течений. Прямо скажу, в некоторые моменты спор становился столь нетерпимым и грубым, что окружающая обстановка напоминала шум и гам на базаре…

Так было и в истории - брань, несогласия, отсутствие единства - вот от этого столько проблематичных ситуаций. Вся эта картина мне чем-то напомнила съезды шляхтичей времен Речи Посполитой, в ходе которых царили  бесконечные споры и разобщенность… Но все это, как  известно из истории, способствововало процессам дестабилизации, что в конце концов загубило некогда могучее государство. Грустно и тоскливо стало на душе от этих раздумий, ведь не к укреплению родноверия ведет подобная обстановка.

Но споры прекратились, и пришло, наконец, более приятное время. Приняли решение о проведении следующего Веча в Польше, по инициативе лидера «Родзимой Вяры» Сташко Потшебовского.

Далее последовал обед и увлекательная прогулка на корабле по реке Неве. В ходе ее представители ОРУ провели обряд, вызывая крайнее недоумение у других присутствующих на экскурсии, которые, право, не знали, что и думать и как понимать все это малопонятное театрализованное действо! Чему оно было посвящено, я так и  не поняла! «Слава богу Спасу» - говорили во время него, поднося куски хлеба присутствующим… А, нет, вот вспомнила дословно «Боги Спасу  вас вітають та здоровья вам бажають…»(!) «Да уж, до чего доводит людей сие  «вольное творчество в обряде. - думала я - Уже дожили до каких-то «Богов Спаса». И это было бы,  конечно, очень смешно, если бы не было так грустно. Выдумки уж столь нелепы, что, слушая их остается только печалится, что подобную дребедень выдают за истинную традицию. Но это было еще не все! Апофеозом действа было жертвоприношение. А именно, торжественное опускание праздничного каровая в воды реки Невы. С песнопениями и молитвами, на рушниках хлеб бросили в воду. Меня подозвали, ближе, чтобы я «сказала своє славлення». Я с улыбкой ответила, что, к сожалению, не смогу сказать «славлення», потому что  древнепрусских текстов на тему таких обрядов нет, хотя бы  по причине того, что пруссы никогда такого не делали… Я посмотрела на все это, с трудом сдерживая  удивление и недоумение.

Это было последнее мероприятие на Вече. После него все разошлись,  а  кое-кто из учасников уехал. Следующий день был посвящен только экскурсиям по Петербургу, безо всяких подобного рода ритуалов.

Да уж, «боги спаса» это, пожалуй, апогей фантазийного творчества современных родноверов, мало того, что напрочь безграмотных в плане исконной  обрядовости, да еще и  мнящих себя возродителями истинной  Традиции!!  Комментарии, думаю, излишни…

В последний день пребывания в Петербурге мне удалось поучаствовать  в дискуссии, которая разгорелась в ходе общения с представителями ОРУ. Меня спрашивали про то, какие обряды проводятся в Великом Огне. Я рассказала про наши основне празники и про святые места для огнищан, про скалу Тура и курган Межибора. Говоря о том, кто такой Межибор и чем он прославился, я от слову к слову перешла к рассказу о том, кто такие волхвы,в славянской и балтийской традиции. Я с вдохновением начала говорить о том, что Межибор, обладавший великой духовной силой, есть яркий пример того, что же умели в древности славянские и балтийские жрецы. В прусской традиции воинов-волхвов, подобных Межибору, называли вайделотами. Они обладали особенной силой, которая помогала им в бою побеждать врагов. И этому они учили своих духовних наследников.

Мой рассказ слушали не перебивая, внимательно. Я упомянула о том, что в обрядах мы используем древние тексты, и в последнее время не только славянские, но уже и древнепрусские, найденные совсем недавно. «Но это традиция не украинская!» заметили слушатели. Я объяснила, что мы возрождаем древнее, и чем глубже копать в древность, тем более увидим единого, балто-славянского, к чему мы, собствено, и стремимся. Слова мои, похоже, возымели действие, так как выражение лиц слушателей из недоумевающего и несогласного превратилось скорее в озадаченное.  Видно было, что они раздумывают над сказанным мною.

«А ведь это как раз и нужно, - думала я, - чтобы люди,услыхав о нас, начали задумываться о путях возрождения наследия предков.»

Кудесница Святогора Мельничук